Встреча с историей в селе Старо-Стефаново

Богата болгарская земля. Богата она своей природой, историей, археологией, людьми, и в то же самое время – незнакомая для самих нас, болгар. В этом я убедилась в очередной раз, оказавшись в селе Стефаново (Ловечская область), что в 155 км от Софии по дороге в Варну. Свернув с главной дороги, по узкому, на зато очень живописному пути, вы, в конечном счете, окажетесь в небольшой долине, где именно приютилось село. Разделено оно на две части ‒ современную и старинную, которая, хотя еще в 1982 году была объявлена архитектурным заповедником, и по сей день не очень популярна для массового туризма, да и особой поддержкой со стороны государства не пользуется.

Дома в Стефаново обычно двухэтажные, покрытые тяжелыми каменными плитами. Построены они на дубовых балках, а стены из плетня обмазаны толстым слоем глины и соломой. Эта старинная традиционная изоляция держит в доме летом холод, а зимой ‒ тепло. Местная церковь построена в ХІХ веке, но зато школа была закрыта еще в 1965 году из-за «нехватки материала», как с горьким юмором делятся местные.

Иван Павлевски уже долгие годы исследует историю своего родного села. На основе накопленного богатого документального материала он написал книгу «Мы, врачени». «Врачени», потому что когда-то село называлось Враца.

«Бывшее название села Враца совпадало с названием города Враца (Северо-Западная Болгария), вот почему Окружной народный совет издал распоряжение о замене названия нашего села, ‒ рассказывает Павлевски. – Тем не менее, местные историки доказали, что название города Враца связано с крепостью Вратица, что на окраинах города у реки Лева, и, согласно некоторым теориям, на древнем фракийском языке означает «крепость у воды». В поисках аналогии с нашим селом, которое носило то же самое название, я пришел к выводу, что древняя фракийская крепость, которая находилась всего в двух километрах от нынешнего архитектурного заповедника Старо-Стефаново, вероятнее всего, тоже называлась Вратица, учитывая то, что по соседству с ней есть целых 36 родников. Именно из-за этого ожерелья источников, по-моему, крепость и называлась Вратица. Ведь всем хорошо известен факт, что древние фракийцы обожали источники и воду, в целом».

Иван Павлевски утверждает, что руины крепости были полностью уничтожены в 1920-1921 гг., когда по приказу премьер-министра Александра Стамболийского были созданы Трудовые войска с целью строительства дорог. Именно тогда и последние оставшиеся от древней крепости камни пошли на дорожное строительство. В окрестностях села также было много фракийских похоронных могил, которые, к сожалению, давно уже ограблены кладоискателями. Иван Павлевски рассказал нам и историю нового названия села: «В 1949 году, по решению местных структур БКП, село было названо по имени Стефана Пашева. Это был любознательный парень, который эмигрировал в СССР, а позднее вернулся в Болгарию в составе частей спецназа НКВД, осуществивших здесь десант в глубоком тылу вермахта, чтобы на месте препятствовать переброску немецких войск на Восточный фронт. А в 1942 году Стефан Пашев был задержан властями и расстрелян».

Село очень гордится тем, что в нем всегда жили только этнические болгары. Во время Османского владычества оно имело войниганский (солдатский) статус, а взамен обеспечивало турецкой армии невооруженных солдат: «Согласно предоставленному ему статусу, ‒ рассказывает далее Павлевски, ‒ местное население было освобождено от уплаты некоторых налогов турецким властям. К тому же туркам было запрещено оставаться ночью и ночевать в селе. Здесь жил гордый горный народ с сильно развитым патриотичным и революционным духом».

Среди героев села был и Иван Йонков Вратцалията Иван Йонков Вратцалията (Иванаки Кюркчията), зажиточный мастер-кожевник, который организовал в селе повстанческий отряд, одетый и вооруженный на его личные средства. Он же был среди организаторов так называемой Велчовой заверы, сделавших попытку организовать восстание против османского владычества еще в 1835 г. К сожалению, их революционный замысел был раскрыт, Кюркчията повесили, а остальных повстанцев зарезали. С селом Стефаново связана и история векового дубового дерева. «Этот дуб был объявлен памятником культуры. Но в 80-х годах он засох. Тем не менее, традиция проводить вокруг него церковные обряды и местный праздник села в день святого Ильи. Для того чтобы охватить его ствол, десять человек были должны ухватить друг друга за руку. В нем было огромное дупло, в которое очень любили забираться местные дети. Позднее в этом дупле была устроена часовня. К сожалению, однако, непотушенная свечка подожгла высохший дуб. Теперь на его месте воздвигнута новая часовня, покрытая каменными плитами».

«У села Стефаново есть вход, но выхода нет. Это произошло в былые времена, когда люди покинули бывшее село у главной дороги и переселились поглубже в горы, чтобы спастись от разбойничьих нападений, ‒ рассказал также Иван Павлевски. ‒ Во время очередной чумной эпидемии, каких во времена турецкого владычества было через каждые 35-40 лет, большая часть населения вымерла. Те немногие, кто остались в живых, были вынуждены поджечь село, сжечь трупы мертвых и переселиться за водой, поскольку верили, что вода остановит эпидемию. Вот почему нынешнее село находится как бы в «тупике. Это только лишний раз подтверждает мою теорию, что наименование Враца не связано со славянским словом «ворота». Так как здесь никаких ворот нет, все пути здесь кончаются».

Перевод Вили Балтаджияна

Фото Миглены Ивановой

Источник: Болгарское национальное радио

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*